Проблемные аспекты взаимодействия между родителями и подростками

На основе анализа классификаций функций семьи ученые выделили те, которые имеют прямое влияние на формирование взаимодействия в подсистеме “взрослый – подросток” и своим нормальным функционированием обеспечивают предупреждение конфликта между поколениями.

В рамках социально-статусной функции первичного контроля ученые выделяют функцию передачи социального опыта; предоставление защищенного социального пространства для члена семьи; поддержание определенного культурного образца, в результате осознанного и неосознанного подражания поведенческих паттернов старших членов семьи.

В рамках репродуктивной функции: биологические инстинкты (материнство – как безусловное принятие и любовь к своим детям).

Очерчивая воспитательную функцию: социальные установки (поддержка подрастающего поколения и обучение его в процессе социализации). Под влиянием таких функций семьи, как социального и культурного института, макросоциальные установки, присущие обществу, этносу, нации как бы переходят на микроуровень семейной культуры.

В рамках исследования данной проблематики ученые считают нужным подчеркнуть существование различных социально-психологических механизмов социализации: идентификация, подражание, внушение, социальная фасилитация, конформность. Дине механизмы дозволяют с разной интенсивностью и глубиной усвоения осуществлять процесс взаимодействия в рамках системы “родители – ребенок”.

Функция передачи социального опыта реализуется в пределах взаимодействия подростка с представителями старших поколений. Обращаясь к опыту старших поколений, подросток выстраивает социально желательное поведение.

Усложнение структуры социума диктует ускорение скорости реакций человека на социальные изменения, когда в нестандартных ситуациях трудно опираться на опыт действий предков. Социальная импровизация формирует новый качественный опыт, который, в свою очередь, требует социальной ответственности.

Именно двусторонность процесса социализации (с одной стороны готовы паттерны с ограниченной ответственностью, с другой социальная импровизация со значительно более высоким уровнем собственной ответственности ) приводит к усложнению адаптивных характеристик подростка как в пределах семьи так и в пределах более широких кругов взаимодействия.

Так в рамках классификации подростковой дисоциальности К. Клювера можно выделить четыре категории подростков:

– в первую вошли психически относительно здоровые подростки, без значительных внутренних конфликтов и противоречий, которые в процессе социализации усваивают нормы и стандарты субкультуры, которые не согласуются со стандартами общества.

– ко второй категории относят подростков, демонстрирующих лабильное поведение. В результате ненадежных репрезентативных объектов, подросткам не удалось сформировать психические структуры, которые обеспечили бы планомерное, социально-ориентированное поведение.

– третья группа – невротически-диссоциальные подростки, взросление которых происходит в пределах повышенной тревожности и страха. Потребность редуцировать высокую внутреннее напряжение приводит к формированию патологического сверх “Я” и поведенческому паттерну – избежанию трудностей.

– четвертая группа формируется из подростков, переживших в раннем детстве психическую травму. Асоциальные действия возникают вследствие желания редуцировать травму и сопутствующие внутренние расстройства.

Различные проявления дисоциальности нуждаются неоднозначных подходах к профилактическим мерам. Они ориентированы на работу различных социальных институтов.

Литературный источник:

Алена Галицкая. Традиция как интегрирующий фактор взаимодействия в подсистеме “родители–подросток”. // “Проблемы и перспективы развития науки в начале третьего тысячелетия в странах СНГ” (30–31 марта, 2014) // Сборник научных трудов. – Переяслав-Хмельницкий, 2014 г.

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *